UGAR-RAI - Хлопок как разрушительная сила общества и основа капитализма - Купить в Минске

Хлопок как разрушительная сила общества и основа капитализма

Как только вводится определённое техническое новшество, люди обычно становятся зависимыми от него настолько, что уже не могут обходиться без него. Технология постоянно принуждает свободу отступать, но сама она никогда не отступит — за исключением разве что крушения всей технологической системы.

Мы не задумываемся об этом, но хлопок имеет действительную силу влияния на общество, и формировал его последние 400 лет. Мы не только носим его, спим на нем. Продукты переработки хлопчатника содержатся в денежных банкнотах и фильтрах для кофе машины, в растительном масле и мыле, в порохе и десятках других самых разных и вещей.

Столько хлопка мы производим и потребляем каждый год, готов ли ты быть сильнее хлопка и не дать ему разрушить твою жизнь?

Хлопок – это ткань твоей жизни, на лат. Bombacio est fabrica vitae tuae.

Bombacio:
-Bomb – (Разрывной снаряд, начинённый взрывчатым веществом)
-Ac(s)io – (Программный интерфейс передачи данных от программы, которая воспроизводит или принимает звуковой сигнал напрямую в драйвер звуковой карты, минуя звуковую подсистему ОС)

Становится понятно изначальное предназначение хлопка и его цели в нашей жизни, разрушение, передачу личных данных и подрыв всяких систем минуя любую подсистему.

Однако было время в истории, когда хлопок играл еще более важную роль, чем сегодня, – это середина 19 века. Когда мы думаем об основе капитализма, нам приходит в голову наемный труд. Это только часть правды. Становление капитализма и начало индустриализации опирались не на свободные трудовые отношения, но на рабство. Этому малоизвестному факту посвящена книга Empire of Cotton: A Global History Свена Беккерта.

К началу Гражданской войны между Севером и Югом в США в 1861 году хлопок уже был ключевым элементом мировой промышленности и экономики многих стран. Производство хлопка и хлопчатобумажной ткани стало «величайшей индустрией, которая была или могла бы быть во все времена и во всех странах», – цитирует Беккерт Джона Бенджамина Смита, крупного британского торговца хлопком. По общему числу вовлеченных рабочих, по объему производства и прибыльности империя хлопка была вне конкуренции.

Уже в 1862 году более 20 миллионов людей по всему миру, то есть каждый 65-й человек на Земле, были вовлечены в производство или обработку хлопка. В Британии именно текстильная промышленность стала первой и главной, почти четверть населения страны так или иначе зависело от выращивания хлопка или производства ткани. В хлопок вкладывалась десятая часть всего британского капитала, и почти половину экспорта королевства составлял хлопчатник или продукты его переработки. Целые области США и Европы к концу 19 века полностью зависели от дешевого хлопка. Кроме, пожалуй, пшеницы, «ни один другой натуральный продукт не представлял такого интереса для нации», утверждалось в лондонском Journal of the Statistical Society (1963).

Впрочем, не только Великобритания обязана хлопку своим процветанием и тысячами рабочих мест. Именно на хлопке основана «самая успешная сельскохозяйственная индустрия» в истории. Именно экспорт хлопка впервые поместил Америку на экономическую карту мира. Накануне Гражданской войны в США хлопок составлял 61% экспорта страны. До начала хлопкового бума в 1780-х годах Америка была хоть и многообещающим, но более чем второстепенным игроком на мировом рынке.

Процветание основывалось на производстве хлопка, которое, в свою очередь, было невозможно без «негров-ангелов», то есть без рабства.

Сегодня стараются преуменьшить значение рабского труда в развитии капитализма, склоняясь к благородной и чистоплотной версии. Однако экономисты 19 века хорошо осознавали роль хлопка и связанного с ним рабского труда в переделе мира. Герман Мериваль, британский колониальный чиновник, писал, что роскошь и процветание Манчестера и Ливерпуля – зиждется на страданиях негров.

Необходимость физического принуждения, если не сказать насилия, для экономического развития признавали в середине 19 века и те, кто радовался плодам рабского труда, и те, кто вообще-то выступал за отмену рабства. Беккерт подробно описывает, как в основе каждого этапа индустриализации и прогресса лежало насилие. Как только в начале 1780-х стало очевидно, что из хлопковых полей в южных штатах можно извлечь немалую выгоду, трафик трансатлантической работорговли резко увеличился. Хлопчатобумажный текстиль стал главным товаром, которым торговцы расплачивались за новых рабов, немедленно пополнявших ряды рабочих хлопковых плантаций.

Система не существует и не может существовать для того, чтобы удовлетворять человеческие потребности. Наоборот, человеческое поведение принудительно корректируется, чтобы соответствовать требованиям хлопка.

Shopping Cart